Общая концепция


Здесь попробую сформулировать какой представляю себе книжную историю в целом, примерно от начала 1-го тысячелетия и до царствования Александра 3 включительно.
(Это предварительные выводы, не претендующие на истину. Многое понималось по ходу и может быть пересмотрено. И это фолькфистори!)
 
Вначале, самое общее.
 
История (книжная) повторяется двумя большими блоками—как история нового времени, и как история древняя. Обе представляют собой два варианта пересказа истории римской империи, занимавшей собой значительную часть обжитой территории Евразии (кроме, возможно, Сибири и Дальнего Востока).
История древнего Рима вторична по отношению к истории нового времени и представляет собой пересказанную другими словами историю Священной Римской империи.
История России—третьего Рима—из той же оперы, то есть повторяет священно-римскую, примерно до середины 18 века. Ключевые события истории позднего Рима и древнерусская история—также более-менее идентичны.
При этом география подавляющего большинства событий этого времени и национальность персонажей нуждается в уточнении. Многое решает географическая близость к старым имперским центрам, то есть к Вене.
 
В центре итальянской, австрийской, русской историй—борьба с иноземным нашествием с востока. Русь борется с татарами, Российская империя—снова с татарами, но уже крымскими, а также с Турцией. Австрия то же самое. Поздний Рим противостоит гуннам, предкам венгров.
 
Спустя книжное тысячелетие эпическая борьба против нашествия с востока еще раз разворачивается от Италии через Балканы и до Австрии. Волны турецкой экспансии, точно также как и ранее гуннской, а потом монголо-татарской, докатились до Венгрии и колонизировали ее.
 
Монголо-татарское иго есть отражение ига турецкого, с той разницей, что оно было направлено не на Киев с Москвой, а на Белград и Вену и собственно Россию никак не затронуло.
Италия скорее всего на периферии основных событий, являясь как и Россия, задворками священной Римской империи. В итальянской истории роль турок играют вандалы, взявшие и разграбившие Рим.
 
Что сражение на Каталаунских полях под Римом против гуннов, что Венская битва против турок, что Куликовская битва против татар—полагаю, все эти события пересказ одного и того же сражения. В новой европейской истории ему будут соответствовать, скорее всего, одна из битв за Испанское наследство против Людовика 14 (одного из возможных отражений турецкого султана).
Для тех государств, кому в новое время "не довелось" поучаствовать в силу своего географического положения в подобии Венской битвы, историки изобретут как-нибудь северную войну с какими-нибудь шведами где-нибудь под Полтавой.
 
Английский аналог нашей Полтавской битвы—Битва на реке Бойн—происходит и вовсе в Ирландии, где Вильгельм Оранский (европейский Петр 1) покончил с католиками, подобно тому как Петр 1 покончил с изменой Мазепы.
Католики в данном случае—просто прежние повелители страны. В английской истории играют ту же роль, что у австрийцев—турки, а у нас—татары, а позднее шведы.
 
 
Русская история в свою очередь снова дублируется, а возможно не один раз, так как Русь долгое время представляла собой ряд самостоятельных государств. Вторично дублируется и история европейских стран, повторяясь по два-три раза, от страны к стране.
 
Таким образом, историю нового времени, и без того продублированную, можно смело умножить на число крупнейших европейских держав. Сколько историй - столько и биографий.
 
Подобное стало возможным после того как отколовшиеся европейские страны пожелали возвести свою молодую историю прямо к Адаму и Еве. За основу брались биографии реальных общеимперских правителей, всегда одни и те же.
 
Книжной истории постсредневековой Европы отведено несколько столетий. В действительности, реальная история национальных Европейских государств, образовавшихся после раскола (священной) Римской империи, могла продолжаться всего около 150 последних лет, с учетом хронологических сдвигов. Недостающие пробелы, предположительно заполняет история одного и того же правителя и его прямых потомков, в нескольких лицах.
 
 
ОТСЮДА ПОДРОБНЕЕ
 
К ключевым фигурам европейской истории, ставшим образцом для бесчисленного количества своих книжных двойников, относится человек, известный у нас как Петр 1. На страницах книжной истории он показан в двух-трех ипостасях: как талантливый полководец и спаситель христианства. Затем как заезжий претендент на трон и «вор». И наконец как способный администратор и правитель, победивший гидру революции (вариант—иноземное вторжение).
 
Нередко, Петр-полководец является другом или даже ближайшим соратником Петра-императора, точнее, его европейских двойников.
 
В Германии (в то время раздробленной) его зовут Леопольд 1 Ангальт-Дессауский, Фридрих Бранденбургский (он же Великий Курфюрст), в Польше—Август Сильный и Ян Собеский, в Австрии Леопольд 1 и Евгений Савойский, в Англии—Вильгельм 3 Оранский и Георг 2.
Один человек—в добром десятке лиц. Отец всей европейской нации. Его сравнивают с Георгием Победоносцем и ему отливают памятники, где он на коне убивает змея, который символически олицетворяет турецкое или иное нашествие.
 
Все эти похожие персонажи действуют на страницах истории около 150 лет, с начала 17 по середину 18 веков, что немало.
 
У каждого есть преемницы-королевы, потомки—дочери и (или) внучки, становящиеся королевами и императрицами.
У Петра 1, после смерти сына, остались дочери и племянница. После Вильгельма Оранского единолично правила женщина, сестра жены. У Яна Собеского внучка номинально считалась королевой Англии.
 
 
Анна королева Англии
 
Анна, королева Англии. Преемница Вильгельма Оранского с Георгием Победоносцем на груди
 
 
 
Анна Иоановна императрица России
 
Анна Иоановна, русская императрица, правила вскоре после Петра 1. Его племянница.
 
 
София, королева Пруссии
 
София Шарлотта Ганноверская, королева Пруссии. Сестра английского короля Георга I.
Ее внешность напоминает Анну Иоанновну, а биография - Екатерину 2. Состояла в переписке с лучшими умами своего времени
 
 
 
 
Следующая большая группа детей петровских двойников.
Этих женщин объединяет следующее обстоятельство:
четыре из пяти были "в ссоре" со своими мужьями и жили с ними порознь.
Кое-кого мужья ссылали подальше - на окраину своих владений. Кто-то пожелал развестись с мужем и поселиться в монастыре. А кое-кто отправлял мужей на тот свет.
Большинство имело имя "София".
 
 
Мария Собеская
 
Мария Клементина, внучка Яна Собеского, жена претендента на английский престол. Законная английская королева. По иронии судьбы, не правила ни одного дня.
 
 
Мария королева Англии
 
Она же.
Подпись к гравюре: Мария Клементина, королева Великобритании.
Ударилась в религию и была в разводе с мужем. (Сослана в монастырь?)
 
 
Екатерина Вторая в молодости
 
Екатерина Вторая (урожденная София), русская императрица, с мужем тоже не ладила. Держалась за него до последнего его вздоха. Рано овдовела.
Отчество кагбэ намекает, что она внучка Петра 1 от Алексея
 
 
София Луиза королева
 
София Луиза, королева Пруссии.
Как и Мария Собеская, отличалась релизиозным фанатизмом.
Жила отдельно от мужа. Муж захотел от нее избавиться и куда-то сослал, не задолго до своей собственной смерти.
 
 
Леопольдина Ангальт-Дессау
 
Леопольдина Мария Ангальт-Дессауская.
Правительница еще одного из мелких немецких государств. Дочь самого узнаваемого двойника Петра 1 - Леопольда 1 князя Ангальт-Дессау.
Поссорилась с мужем после рождения детей и до конца жизни много лет жила одна.
 
http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9B%D0%B5%D0%BE%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D0%B4%D0%B8%D0%BD%D0%B0_%D0%9C%D0%B0%D1%80%D0%B8%D1%8F_%D0%90%D0%BD%D0%B3%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D1%82-%D0%94%D0%B5%D1%81%D1%81%D0%B0%D1%83%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F
 
Не похожа, но не будем торопиться с выводами.
Посмотрим на ее мужа, отца ее детей:
 
Фридрих Генрих — принц Прусский
 
Фридрих Генрих — принц Прусский, маркграф Бранденбург-Шведтский
(муж Леопольдины)
 
 
Павел Первый в детстве
 
Павел 1, сын Екатерины 2
 
 
Двойники Екатерины Второй
 
Справа Екатерина 2, слева—Е. М. Храповицкая, незаконная дочь Петра 1
С сайта Виват, Фоменко
 
 
Мария Клементина Собеская
 
Снова Мария Собеская, неправившая английская королева, в завитушках
 
 
София королева Пруссии
 
Если не пропустили предыдущий портрет, у вас должно быть стойкое дежа-вю.
Эту кудрявую даму в платье с коротким рукавом зовут также София (как и Екатерину 2). Полное имя: София Доротея Ганноверская. Третья прусская королева с именем София подряд. Дочь английского короля Георга Первого (по всей вероятности, двойника Алексея Петровича).
 
 
 
Одну и ту же историю не только поделили, ее еще и размножили. Она также не лишена художественного вымысла, хотя и написана по мотивам настоящих событий.
 
Все потому что историю пишут не летописцы, а идеологи. Историческая правда идеологов интересовала менее всего.
 
Одна из задач того что мы считаем историей—правильно расставить акценты, когда требуется пробудить патриотическое сознание и наоборот, не нагнетать страсти там где это не нужно.
 
Например, возьмем историю Англии. Во времена оно Англию захватывают голландцы, во главе с Вильгельмом Оранским (английский Лжедмитрий). Это безусловно стало сильнейшим потрясением для национального сознания коренных англичан.
 
Пока завоеватели принимают присягу своих подданных, историки, нанятые недовольной старой знатью, на страницах хроник упражняются в язвительности.
Когда новая династия берет под контроль университеты, то увольняет неблагонадежных хроникеров и нанимает новых. А те создают свою версию событий, с чистого листа, но в той же тетради.
 
Крамольную историю не уничтожают, ее просто отодвигают в прошлое, из 19 в 17 век. Аналогичное произойдет у нас, после победы Лжедмитрия (он же Петр 1). (К этому вернусь).
 
 
 
 
Вильгельм 3 Оранский король
 
Вильгельм 3 Оранский, лучший друг Петра 1, гостившего у него в Голландии и в Англии
 
 
Памятник Вильгельму Оранскому
 
Картинка из жизнеописания Вильгельма Оранского. Кто-то там на постаменте уничтожает вражескую гидру.
 
 
Памятник Петру Первому
 
Тут не видно, но под копытами коня—хвост змеи
 
 
История Вильгельма отражена как история его самого, то есть история удачливого авантюриста, ставшего способным правителем. Затем она, вероятно, повторяется как история его помощника Черчилля, талантливого полководца голубых кровей, много воевавшего с французами за испанское наследство и предавшего своего короля.
 
 
Джон Черчилль
 
 
Джон Черчилль на коне
 
Здесь и выше - Джон Черчилль
 
 
И наконец, эта же история повторяется в сглаженном виде—как история Георга 2, респектабельного потомственного английского монарха, облаченного законной властью, реформировавшего в пух и прах страну, армию, летоисчисление, победившего всех внешних и внутренних врагов и пережившего своего оппозиционно настроенного сына.
Эта же история, перенесенная в древность, становится историей полулегендарного короля Артура.
 
Похожая троица—один человек в двух-трех лицах—кочует по другим европейским историям.
 
Вместо Черчилля и Вильгельма—какой-нибудь Евгений Савойский или Ян Собеский и их государи, за которых они делают всю черную работу, идя к славе буквально по головам.
 
Евгений Савойский
 
Евгений Савойский, победитель турок.
В одном из сражений командовал армией вместе с Джоном Черчиллем (портрет выше). Как это вяжется с принципом единоначалия—непонятно.
 
Евгений Савойский на коне
 
Евгений Савойский на поле боя
 
 
Петр Первый в Полтаве
 
Петр 1 со шпагой нечаянно на кого-то наехал. Полтава, лето 1709.
Знамена те же самые—двуглавый орел на желтом поле.
 
 
Евгений Свойский в молодости
 
Евгений Саквойский портрет
 
Здесь и выше—Евгений Савойский
 
«Он был /…/ с кругловатым лицом, высоким лбом, прекрасными бровями; нос у него довольно короток, но не слишком, и к концу несколько толст; губы довольно крупные» (Портрет Петра Первого, со слов герцога Сен-Симона)
 
 
Портрет Петра Первого
 
Петр 1
 
 
Евгений Савойский, гравюра
 
Евгений Савойский.
Все еще не верите что портреты интернациональных монархов рисуются на Малой Ордынке, с одного натурщика?
 
 
Карл 6, император рима
 
Карл 6, император свящ.Римской империи.
Проходил мимо и подоспел как раз к смене декораций
 
 
 
Леопольд 1, император Рима
 
Леопольд 1
император свящ.Римской империи. Это при нем разбили турок под Веной
 
 
Евгений Савойский, рисунок
 
Снова Евгений Савойский, любитель париков, подзорных труб и джигитовки на турецких костях
 
 
Ян Собеский под Веной
Ян Собеский, польский король, победитель турок под Веной
 
 
Леопольд 1
 
Снова Леопольд 1, потоптатель турок. Под его чутким руководством Ян Собеский смешал с грязью турецкую славу
 
 
Август 2 Сильный
 
Август Сильный (Польша).
Ближайший соратник Петра Великого в войне со шведами.
 
 
Леопольд 1
Леопольд 1 Ангальт-Дессау
Еще один петровский друг, также уже известный нам по теме Двойники Петра 1.
 
 
Европейская история, существенно более молодая, чем принято думать, очень нуждается в героических персонажах, разных отцах наций и спасителях человечества. Как раз тот случай, когда спрос рождает предложение…
 
Враги этих героев тоже двоятся и троятся. Это и турки, и французы, и шведы, и поляки. Если нет внешнего врага, для протестантов им становятся католики. Для православных—старообрядцы.
Если взять курс на разделение на национальном уровне и поискать врага внутри многонационального государства, для англичан им станут ирландцы, для русских—поляки и отчасти, украинцы.
 
В России, бывшей в то время с Англией (и прочими) в тесном союзе, история Вильгельма становится историей Лжедмитрия.
 
Как уже говорил, историю пишут под текущую политическую конъюнктуру. В какой-то момент стало выгодным представить поляков в образе врага.
 
Историю Лжедмитрия (русский Вильгельм Оранский) начинали писать скорее всего тогда, когда еще не был ясен исход гражданской войны; вероятно, писали ее в трех разных городах такой, какой она виделась из окон монастырей. Получилось целых три Лжедмитрия.
После его вероятной победы, новая власть получает доступ к архивам и на свой лад ее оканчивает, чтобы не оставлять сомнений в своей законности. Историю переносят на столетие в прошлое, на страницах книжной истории всех трех Лжедмитриев хоронят и история его дальнейшей жизни незаметно перетекает в правление всенародно избранного царя Михаила Романова, еще раз повторяясь в истории Мазепы, изменившего Петру.
 
Двойники Петра Первого
 
Слева Мазепа. Справа Петр 1
http://vivat-fomenko.narod.ru/lib/geroi_poltavy.html
 
Этим раздувают тему русско-польского соперничества и тему подлости казачества, что было очень кстати накануне переделов Польши и во время подавлений казачьих бунтов.
И наконец, история Лжедмитрия это история самого Петра 1, победителя шведов.
Для древней Руси история Петра снова повторяется в истории Дмитрия Донского, победителя татар.
 
Дальше нужно определиться с мотивами творцов истории. Речь, конечно, не о бумагомараках, а о политиках.
В истории стран мотивом к пробуждению национального сознания становится внешняя угроза, в нашем случае, турецкая. (Другой, боюсь, просто не существовало).
Успехи турок должны быть чем-то объяснены. Возможно, что причиной турецких успехов стал некий мировой катаклизм—например, потоп, почти уничтоживший европейскую цивилизацию.
 
Следы потопа на море
 
Прикаспийская низменность. Остатки форта Ново-Александровский, затопленного селевым потоком
http://sibved.livejournal.com/163771.html
 
 
Другое объяснение, не исключающее первое: турки были революционерами в военном деле, первыми применили кавалерию и стали использовать огнестрельное оружие.
 
Конница позволяла доминировать на поле боя, а пушки—легко брать укрепленные города. Как бы там ни было, турки—пришлый народ с ближнего востока—до какого-то времени являлись реальными хозяевами мира (Точно также как монголо-татары, а еще раньше—гунны).
 
Пока европейцы при всей своей доблести не смогли развить военное дело до нужного уровня, то есть вырастить (или купить) табуны коней,
 
http://apxiv.livejournal.com/122290.html
 
- запасти порох, отлить достаточное количество пушек... Пока европейцы не создали военную промышленность, пока не воспитали ученых и командиров, не переобучили армию, не ввели мобилизационную экономику, они были вынуждены считаться с турецкой властью, утверждать кандидатуры своих правителей на аудиенции у султана, отдавать туркам своих детей в заложники и держать свои капиталы в турецких банках.
 
После создания современной европейской армии ситуация изменилась. Туркам отказали в дани, а когда они попытались вернуть себе господство, их стали немилосердно бить. Не помогла даже турецкая практика соответствующим образом воспитывать детей покоренных народов, чтобы сделать из них верных турецких солдат.
 
По-видимому, здесь всплыл новый неожиданный фактор—у Турок оказался сильный союзник внутри европейских государств, в лице протурецки ориентированной знати. В первую очередь, сюда относятся ближайшая родня европейских монархов: сыновья, братья, племянники, зятья, воспитанные на чужбине по турецкому обычаю.
 
Европа, освобожденная и объединенная заново, оказалась заражена сепаратизмом и пережила серию революций.
 
Идеологическое обоснование для передела собственности в свою пользу и последующих притязаний на лидерство известно, им является новая история и политика национализма. Этот путь закономерно вылился в самоотрицание и привел к самоубийству Европы на полях 1-й мировой войны, где части бывшей римской империи на 3/4 самоуничтожили сами себя.
 
 
Говоря о хронологии.
(Опускаю пояснения к пересмотру хронологии всего книжного 19 века, с 1800 по 1880, об этом много писалось раньше, см.тег «Теория»)
 
Около 1800 – отчет новой эры. Накануне турецкого вторжения Европа еще едина.
Около 1830 – захват Парижа (имперского центра) и убийство короля турками в назидание побежденным.
 
Около 1840-го – Венская битва. Европейцев объединяет месть за своего правителя, ставшего знаменем освободительной борьбы. Турок останавливают, они вынуждены отступить и вывести войска из Франции. Не исключено, что во Франции устанавливается прежняя власть, но ее вскоре свергают местные элиты.
 
Около 1850 – приход к власти военных и возрождение Франции. Попытки французов не только отстоять полученный от турок суверенитет, понимаемый как независимость от остальной части Единой Европы, но и объединить под собой всю римскую империю в старых границах. Формально у Франции есть такое право, так как Париж того времени претендовал на звание столицы мира.
Однако новая французская администрация принимается старой родовой европейской знатью в штыки, под тем предлогом что Франция мятежная и безбожная страна.
Начинаются наполеоновские войны.
Где-то в это время от империи откалывается Англия.
 
1870 – падение Французской империи.
 
Следующие десять лет– парад суверенитетов и серия революций: еще одна революция во Франции и вторая империя. Становится полностью независимым национальным государством Пруссия. Австрия тоже начинает вести свою самостоятельную национальную политику, разрывает союзные отношения с Россией и сближается с Пруссией.
 
1875 – война Англии, Франции и Турции против России, чтобы ослабить ее положение в мире, сложившееся после наполеоновских войн. Война ведется при враждебном нейтралитете молодых германских государств. Германской империи еще нет.
 
1877 – попытка России самостоятельно провести реконкисту на Балканах и освободить захваченную Турцией часть Европы. Эти попытки сворачиваются под давлением Европы, уже вкусившей суверенитета и враждебно относящейся к любому усилению соседей. Австрия по традиции рассматривает Балканы как часть Римской империи, на наследие которой претендует сама. Остальным европейским странам Турция становится нужна как независимое и сильное государство, в противовес самодержавной России. Роль будущего евроинтегратора Австрия и Пруссия хотят сохранить за собой.
 
1880 – реформы в России, освобождение крестьян, гражданская война в Сев.Америке. Россия вынуждена идти в общем русле мировой политики, то есть заниматься государственным строительством: вводить у себя собственную администрацию, "республиканского" уровня, взамен общеимперской; создавать заново судебную систему и перезапускать промышленность. Вместо имперских чиновников—немцев, у руля становятся деятели российского происхождения, взятые от сохи. Массы людей, до этого занятых в ВПК и царских «колхозах», кормивших и снабжавших сырьем пол-Европы (союзников), теперь остаются без поддержки государства, без орудий производства и без оплаты. «Лишних» ртов сбывают с рук: по-военному грузят в эшелоны и отправляют осваивать Сибирь.
 
Около 1885 – франко-прусская война. Немцы показывают французам, кто в европейском доме хозяин.
 
После этого времени, в Европе два центра силы: германский (Австро-Венгерская и Германская империи, с примкнувшими к ним бывшими турецкими вассалами), и русский. Русские цари убедились во враждебности германских государств и сознают, что находятся в худшем положении.
По-видимому, в старом мировом разделении труда собственно России отводилась роль большого полувоенного лагеря, поставлявшего солдат в союзные армии и рабочих на великие стройки империализма. В собственно России была развита в основном добывающая и пищевая промышленность, поскольку многие общеимперские промышленные центры были сконцентрированы в Европе.
Поэтому Россия вынуждена объединяться с Францией и Англией, лихорадочно проводить индустриализацию, предлагая в обмен на кредиты и технологии твердые гарантии поставок пушечного мяса в неограниченных количествах на фронты будущей мировой войны, предопределенной положить конец претензиям Германии на роль гегемона в Европе.
 
В дальнейшем, с 1890 по наст.время, традиционная история в целом правдоподобна и вряд ли нуждается в ревизии.

 



Купить магнитные фотоальбомы.





Другие Загадки XIX века:

20.03.2015
top




Рубрики